hranitel_slov (hranitel_slov) wrote,
hranitel_slov
hranitel_slov

Хейфец Абрам Гилелевич

Разбирая бой 6.10.1941 уже касался батальонного комиссара 11 тп 11 тбр, и вот некоторые подробности.

Хейфец Абрам Гилеевич
 1908 - 1941


[Spoiler (click to open)]Урож.: г.Березино. Призв.: г.Москва. Ст.бат.комиссар, комиссар полка, 11 тбр. Погиб.
Захоронен: с.Первый Воин.
по "Мемориалу"
пропал без вести


Хейфец
Информация из приказа об исключении из списков
ЦАМО ф 56 о.12220 д.49


похоронен в с. Первый Воин (Книга памяти воинов-евреев, павших в боях с нацизмом. Том 6)СЕИВВ- совет евреев инвалидов ветеранов войн.




ЦАМО ф.33 о.594258 д.31



ЦАМО ф.58 о.818883 д.651


***
Хейфец Абрам Гилелевич тут пара слов:

Семик, ему уже 81 год, сообщил мне, что их отец Абрам Гилелевич Хейфец погиб недалеко от Мценска, похоронен в селе с необычным названием Первый Воин. В этом селе ему стоит памятник, а школа носит его имя. «…Бессмертный подвиг, -- прочитал я на сайте Орловского областного совета депутатов, --  совершил комиссар танкового полка 11-й танковой бригады А.Г. Хейфец. Группа танкистов во главе с комиссаром добровольно вызвалась прикрывать отход наших частей на новый рубеж. Сдерживая превосходящие силы врага, советские воины уничтожили около 30 фашистских танков и много другой военной техники. Из 16 наших танков с задания возвратились только 8. Погиб в этом бою и комиссар А.Г. Хейфец»…



Подвиг народа не дает данных о наградах.

Во Мценском краеведческом музее, как всегда никто ничего не знает , кроме "петля изнаночная/лицевая",
однако обнаружился и такой стенд.


DSC08390-!
Письмо родным и  фото Хейфеца А. Г.

Некоторые подробности мы узнаем из книги Макашова А.И. "В центре России":

В районе деревни Железница совершил свой бессмертный подвиг комиссар 11-й танковой бригады, действовавшей по соседству с четвертой, старший батальонный комиссар Абрам Гилелевич Хейфец. Ему в ту пору было всего 34 года.
В спешке военного времени бригада была укомплектована слабо, недоставало экипажей. В первых числах октября она разгрузилась на станции Мценск и сразу же вступила в бой. Был получен боевой приказ: выделить 16 танков «Т-34» и под командованием комиссара полка в районе села Первый Воин прикрыть левый фланг 4-й танковой бригады. Комиссар собрал экипажи, объяснил им задачу и в заключение сказал:
— В указанном районе сложилось исключительно тяжелое положение. Мы, возможно, не вернемся с задания. Я этого от вас не скрываю. В свою группу беру только добровольцев.
nbsp;Незаметно выйти на исходный рубеж у деревни Железница группе не удалось. Противник обнаружил ее и открыл огонь. Начался тяжелый, не на жизнь, а на смерть, поединок горстки советских воинов с мощным танковым кулаком врага. Умело используя рельеф местности, комиссар рассредоточил свои «тридцатьчетверки», и в районе деревни Сергеевское наши танкисты уничтожили несколько вражеских машин, много противотанковых орудий и солдат противника. С утра 6 октября неожиданно повалил густой и мокрый снег. Видимость для ведения боя стала крайне плохой. Комиссар приказал своим бойцам путем непрерывного маневрирования отвлечь на себя основные силы наступающих немецких танков, чтобы части четвертой танковой бригады могли беспрепятственно выйти с поля боя и закрепиться на новом рубеже.
Принимаем огонь на себя! — сказал комиссар.
И бой разгорелся с новой силой.
Одна за другой горели вражеские машины, выходили из строя противотанковые орудия фашистов. Но редела и горстка храбрецов. Подбиты пять наших танков. Пришло донесение, что батальоны четвертой бригады без потерь отошли и заняли прочную оборону. Группе можно отходить. Поставленная перед ней задача выполнена. Но комиссар снова и снова ведет своих храбрецов в атаку. Его машина все время впереди. На ней уже несколько отметин от вражеских снарядов, ранен заряжающий, оглушен сам А. Г. Хейфец, на исходе горючее.
Покажем фрицам, на что способны советские танкисты, — говорит по рации комиссар. — За Родину! Вперед!
С короткими перерывами бой длился до самого вечера, а в сумерках от прямого попадания загорелся танк комиссара. Тяжело ранены были члены" экипажа и А. Г. Хейфец. Вынесшему его из танка лейтенанту он приказал отводить оставшиеся на ходу танки в безопасное место и пробиваться к боевым порядкам 4-й танковой бригады. Умирая на руках лейтенанта, А. Г. Хейфец сказал:
Отомстите за нас, сильнее бейте врага...
Это были его последние слова.
Из 16 боевых машин группы А. Г. Хейфеца в бригаду вернулись восемь. Под руководством своего комиссара воины не только уничтожили около тридцати танков, другой техники, много живой силы врага, но и обеспечили планомерный отход частей 4-й бригады на новый рубеж.
Старожилы Первого Воина вспоминали: немцы, войдя с огромными потерями в село, с уважением говорили о своих противниках — советских танкистах, отмечали их стойкость, бесстрашие в бою.
После освобождения Первого Воина останки комиссара А. Г. Хейфеца и его боевых товарищей с воинскими почестями были перенесены с поля брани и захоронены. Зеленью и цветами украшена братская могила в центре большого русского села. Вечным сном спят здесь комиссар 11-го танкового полка 11-й танковой бригады Абрам Гилелевич Хейфец и другие герои того неравного поединка."

  Все немного приукрашено, как и следует героическим воспоминаниям, однако критического разрыва с фактами нет. Следует уточнить, что по ЖБД 11 тбр, в бою участвовали 12 Т-34, потери составили 6 танков.  Не очень понятно в какой именно группе был Абрам Хейфец, по крайней мере в жбд и докладе он вообще не упоминается как руководитель, в отличии от Майора Кравченко, Одинцова и Равинского. Желательно выяснить, что имеется ввиду, под отходом 4 тбр на новые позиции.
  Так же по воспоминаниям майора Лауката из 4 pz div, советские танки несколько раз проносились рядом с немецкими позициями, не замечая их.
Еще один участник- Э. Шнейдер, командир 103-го артполка вспоминал этот эпизод более подробно :
... Выдвинутое вперёд полевое орудие было развёрнуто в северном направлении как раз тогда, когда первые вражеские танки пошли с севера в атаку с фланга. Они быстро приблизились к шоссе под прямым углом, достигнув его почти точно на линии огня этого орудия. По обеим сторонам шоссе были глубокие канавы. Несколько растерявшийся немецкий артиллерист сумел сделать первый выстрел только тогда, когда вражеский танк остановился в канаве и нацелил свою пушку на гаубицу, которая стояла на открытой огневой позиции и, очевидно, была замечена экипажем танка только в последний момент. Оба выстрела раздались одновременно: один из танка, другой из гаубицы. С расстояния в 10 метров эти выстрелы привели к смертельному исходу и для танка и для гаубицы.
Тем временем, другие Т-34 пересекли шоссе и атаковали немецкие танки, которые отходили на юго-восток согласно приказу. Вражеские танки прошли на расстоянии от 50 до 200 метров перед орудиями батареи, которая занимала огневые позиции за метровой насыпью. Батарея вывела из строя 2 Т-34.
В то же самое время 105 мм гаубицы к востоку от Оки открыли огонь как по этим танкам, так и по танкам приближавшимся с востока. К тому времени последние попали под огонь всей артиллерии, замаскированной в кустарнике (букв. – «в растительности, листве». – И.С.) и вынуждены были замедлить своё движение. Таким образом, хорошо направленная и сосредоточенная танковая атака была разбита. Две 105 мм гаубицы вывели из строя 2 танка.


Игорь Юрьевич Сдвижков "Военно-исторический архив" №2 2012

Из сопоставления фактов, становится понятно, что танкистов, в отличии от бойцов мсб 4 тбр, все же перезахоронили после освобождения, но куда...
Tags: 11 тбр, персонали
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments